Для тех, кто с нами

Чеченская мафия и российский Ютуб

в 08:39

Российский шоу-бизнес в 90-е плотно опекался различными ОПГ. В последние 5-6 лет в российском Ютубе фактически сформировался новый шоу-бизнес, звездами которого стали видеоблогеры. И для них тоже нашлись свои «опекуны».

Приводимую фактуру предлагаем рассматривать не как криминально-бытовые подробности, а как описание схемы и принципов работы по контролю за российским Ютубом.

Данный выпуск «Знать и понимать!» был разослан 17 июля 2020 года. На сайте публикуется в отредактированном и дополненном виде.

Чеченский «суд» над российскими блогерами:

28 декабря 2018 года Зелимхан Зелимханов заставил видеоблогера Эдварда Била заплатить 1-2 млн рублей и извиниться. «Пранкер Эдвард Бил, вот возьмите Эдварда Била, вот вы знаете, что он сделал в сентябре месяце [во время драки отправил в нокаут дагестанца], ни один человек до него не добрался, никому дела не было. Взял, вырубил человека <…> я Эдварда Била 28 декабря поймал. Я его поймал! Лично! Четыре месяца я за ним следил, четыре месяца я его выискивал. Я его нашел, поймал, привел его и заставил извиниться. Кроме того, что я его заставил извиниться. Кроме того, что я заставил извиниться, я заставил заплатить один миллион рублей.  Я вам официально заявляю, один миллион рублей он заплатил. <…> Он извиняется, он! <…> Он извинился! И заплатил деньги этому дагестанцу», — рассказал об этом Зелимхан.

Зелимхан Зелимханов

Зелимхан Зелимханов

В сети опубликовано видео, на котором Эдвард Бил, сидя рядом с Зелимханом, приносит свои извинения за драку с дагестанцем.

Зелимханов и Эдвард Билл

Зелимханов и Эдвард Билл

В июле 2019 года Зелимханов предъявляет претензии видеоблогеру Эрику Давидовичу Китуашвили (Давидычу). «Ты кого имел в виду, скажи мне, Эрик, друг мой, ты кого имел в виду, что ты можешь послать любого человека на три буквы?», — спросил Зелимхан у Давидыча, держа в руке пистолет.

19 декабря блогер Давидыч провел пресс-конференцию, на которой рассказал следующее:
— кто собирает дань с блогеров. «Этот человек [Зелимхан] начинает мне рассказывать, что, значит, оказывается в Ютубе всё не так просто. И я за эти три года [Давидыч в 2016-2018 году сидел в СИЗО]. Оказывается, в Ютубе есть некая группа людей, которая контролирует всех блогеров, которые получают деньги со всех блогеров — дань, получают дань за право работать. Которые контролируют этих блогеров. Которые контролируют практически все скандалы. И если кто-то с кем-то где-то цапается, то они в этой ситуации находят правого  виноватого. Они представляют собой некий суд. И принимают решение кто прав, кто виноват, кто кому сколько должен денег <…> в течение этого разговора он [Зелимхан] сказал, что они контролируют всех блогеров и они со всех получают», — сказал Давидыч.
— история с Эдвардом Билом. «Этот человек говорит, меня зовут Зелимхан, меня все знают <…> вот Эдвард Бил недавно снимал пранк и там ударил человека <…> мы [группа Зелимхана] эту ситуацию решили, мы с Била получили 2 млн рублей», — пересказал Давидыч свой разговор с Зелимханом.
«Когда я [Давидыч] пообщался с Эдвардом Билом, он мне подтвердил эту историю. Он говорит, да, действительно, мне угрожали, за мной ездили, мне перекрывали машину, угрожали семье. Они меня [Эдварда Била] заманили в какой-то ресторан. В ресторане угрожали оружием <…> там их [людей Зелимхана] было порядка 10 человек <…> он [Эдвард Бил] говорит, я начал извиняться, я сделал всё, что они захотели, я отдал им 2 млн рублей», — пересказал Давидыч свой разговор с Эдвардом Билом.
— что Зелимхан и компания хотели от Давидыча. «У тебя там вот был сотрудник, ты там какого-то сотрудника обидел. Тут ты плохо высказывался. А тут ты говоришь, что ты кого угодно можешь на хрень послать <…> по-хорошему ты должен 25 млн рублей. То есть человек приехал с пистолетом угрожать конкретно мне в Москве и требовать с меня 25 млн руб.», — пересказал Давидыч претензии Зелимхана.
— как работала схема вымогательств. «Они рассказали, как они контролируют весь интернет. Я могу сказать в действительности, вещи, которые они говорили, достаточно четко, планомерно, конкретно изучают каждого блогера. По каждому блогеру у них есть четкое понимание. Вот этот ведет себя так, нам нравится, тут хорошо. Тут, значит, он ведет себя плохо, мы им будем заниматься там. Вот этого мы стравливаем с этим и т. д. То есть так четкая схема. <…> предложение [Зелимхана Давидычу] звучит следующим образом. Ты денег не даешь, хорошо, давай все твои враги будут нашими врагами. И ты будешь нам говорить: вот этот, вот этот, вот этот, вот этот, мы будем как суд выступать и потом с этого человека будем получать деньги. А тебе будем давать 30% от этой прибыли <…> это конкретно 210 статья — организованное преступное сообщество (ОПС)», — пересказал Давидыч свой разговор с Зелимханом.

23 декабря в «Президент-Отеле» в Москве состоялась встреча Давидыча с депутатом Госдумы от Чечни Адамом Делимхановым. «Знаете, я никогда бы не поверил, что тема, которую я на днях осветил в эфире канала 360 могла бы разрешиться так быстро и справедливо. Сегодня в гостинице Президент произошла встреча с Адамом Делимхановым. Ситуация решилась молниеносно, восторжествовала правда, вопросов не осталось. Люди о которых шла речь признали свою неправоту и принесли свои извинения. Я уверен, что после сегодняшней беседы, череда вымогательств прекращена», — написал Давидыч.

Эрик Китуашвили (Давидыч) и Адам Делимханов

Эрик Китуашвили (Давидыч) и Адам Делимханов

19 марта 2020 года ИА Грозный-Информ публикует видеорепортаж, на котором Делимханов на чеченском языке рассказывает об инциденте между Зелимхановым и Давидычем: «случай <…> кобура Стечкин [до колена] <…> Давидыч 8 млн подписчиков <…> угрожают <…> футболка, кепка, форма Ахмат». Суть в том, что мнимые кадыровцы творят беспредел за пределами Чечни.

28 марта Зелимхан в интервью Никите Ворожбитову рассказал о том, как всё началось. «Всё началось в 2016 году, когда я первый раз вмешался в один конфликт между ребятами из Чечни и одним ютубером <…> если он не прав, ему же незазорно извиниться за свой поступок <…> когда мы кого-то призываем извиниться, мы же никого не заставляем, человек может не прийти <…> но, может быть, так получится, что, если мы свою инициативу проявили, а он не согласился, может получится так, что <…> может вмешать молодежь <…> которая может нанести уже какие-то увечья», — сказал Зелимхан.

31 марта ЧГТРК «Грозный» публикует видеорепортаж о том, как в Чечне борются с неподобающим поведением чеченцев за пределами региона. «Такими подобными случаями за пределами Чечни курирует Адам Делимханов», — говорится в репортаже.

13 июля видеоблогер Амиран Сардаров («Дневник Хача») выкладывает запись своего разговора с Зелимханом по телефону, сопровождая ее следующим текстом: «Группа людей, похожих на бандитов, во главе с непонятным Зелимханом угрожают людям, вымогают деньги, избивают людей. И нет абсолютно никакой реакции. Есть заявление в полиции, есть потерпевшие, у которых сотни тысяч рублей под разным предлогом вымогали. И это всё происходит открыто и демонстративно больше года и по-прежнему никакой реакции. Я понимаю, что страна многонациональная, кто-то живет по закону, кто-то по понятиям. Но, это уже открытый беспредел и по-прежнему никакой реакции ни со стороны правоохранительных органов, ни со стороны старших чеченцев, которые вызвали уже неоднократно на разговор Зелимхана. Интересно, что будет дальше?».

На выложенной Амираном записи Зелимхан следующим образом позиционирует себя. «Я кадыровец до мозга костей, конкретно. Всё, что касается Рамзана Ахматовича, его отца и того пути — это касается меня всегда. И меня знают как человека, который поддерживает эту политику, где я нахожусь, там только Рамзана слово. Это не значит, что мне Рамзан указал, я сторонник его, конкретно. И если только он мне позвонит и скажет <…> или Патриот [вице-премьер Чечни по силовому блоку Абузайд Висмурадов] от него позвонит или Адам [Делимханов] скажет: отойди. Я всегда отойду. Но я отойду на столько времени, насколько может ждать чеченец. Есть такие моменты, когда мы отходим, чтобы вернуться», — сказал Зелимхан.

Логика действий сборщиков дани и «судей» над блогерами напоминает типичное поведением организованной преступной группы, занимающейся рэкетом и вымогательством. Зелимханов подчеркнуто позиционировал свою группировку как чеченскую и называл себя кадыровцем. «Ми чеченцы» — было одним из способов психологического давления. В группировке, если верить информации в соцсетях, состояли как ранее судимые (в частности, в ряде источников говорится, что ее глава был судим за похищения людей), так и бывший сотрудник полиции, ранее служивший в Грозном.

Для проработки людей ими был создан своего рода «круглый стол» (в ресторане), восседающие на котором Зелимханов и компания вершили суд над блогерами. Это был уже финальный акт ломки человека, которому, судя по рассказам столкнувшихся с этим беспределом людей, предшествовали запугивания, преследования (в том числе, родных и близких) и другие криминальные формы воздействия.

«Круглый стол»

«Круглый стол»

Если рассматривать явление шире, то это поведение карателей, широко известное по классической формулировке: «… есть? А если найду?». Даже для гопников было важно не просто применить силу и отнять что-то у человека, а сломать его психологически, выставив как бы неправым, и уже на этом основании обогатиться, отняв что-то. Настоящий каратель, идущий дальше гопника, устанавливает свое господство не с помощью грубой силы, а через ломку человека, в пределе через превращение его в своего раба.

Всё это было в нашей постсоветской истории. И соответствующий беспредел на улицах, и рабовладение, ранее практикуемое террористами в Чечне и других регионах. Теперь этот способ господства воспроизвелся в российском Ютубе.

Здесь поражает сразу несколько вещей:

1) Беспомощность даже самых популярных блогеров перед беспределом данной преступной группы. Например, известнейший Амиран Сардаров, обслуживавший интересы власти (задававший вопрос Путину, пиарящий Собянина и т. д.), уехал в США предположительно после столкновения с Зелимханом. И заговорил только после последнего инцидента.

2) Популярность Зелимхана у российской аудитории Ютуб. Ранее Зелимханов активно вел свой канал на Ютубе и страницу в Инстаграм, собирал донаты и был популярен в качестве «мудрого, сильного и справедливого человека». Мы дожили до того, что у нас уже даже в таком виде востребуется «сильная рука»?

3) Полное отсутствие в этой истории силовых органов. Здесь ведь дело не в том, что пострадавшие не обращались в полицию (например, Сардаров пишет, что он давно подавал заявление), а в том, что силовики сами не отслеживали происходящее и не принимали мер. То, что банда чеченцев на протяжении нескольких лет кошмарит российский Ютуб вообще никого не волновало? Нам после этого кто-то будет рассказывать о политике государства в отношении информационной безопасности? А происходившее (постановка медиа-ресурсов с многомиллионной аудиторией под контроль этнической преступной группой) безусловно является угрозой для информационной безопасности.

В итоге проблема частично решилась как в сказке. Пришел русский богатырь и победил зло.

Конец «зелимхановского ига» на Ютубе:

22 января 1922 года Ирвинг Кристол родился в Нью-Йорке, в семье еврейских мигрантов из Восточной Европы.

В 1940 году получил степень бакалавра по истории в Городском колледже Нью-Йорка. В то же время входил в группу «Нью-Йоркские интеллектуалы», состоящую из членов троцкистской антисоветской Социалистической Лиги (молодежное крыло Социалистической партии Америки).

В 1944-1946 годах служил в Европе в 12-й танковой дивизии США.

Позднее жил в Европе и США, состоялся как публицист. Сотрудничал с Конгрессом за культурную свободу (финансируемое ЦРУ начинание, призванное воздействовать на симпатизирующих коммунизму европейских либералов), различными мозговыми центрами в США, был членом Американской академии искусств и наук, членом Совета по международным отношениям и почетным сотрудником Американского института предпринимательства.

В феврале 1979 года журнал Esquire назвал Кристола «крестным отцом самой мощной новой политической силы в Америке —  неоконсерватизма».

Рональд Рейган, будучи президентом США, шутил: «любой, кто хочет работать в новой администрации, должен позвонить в Белый дом и сказать: „Ирвинг послал меня“».

В 1992 году Фукуяма в предисловии к своей книге «Конец истории и последний человек» писал: «Я бы хотел выразить особую благодарность Ирвингу Кристолу, Давиду Эпштейну, Алвину Бернштейну, Генри Хигуэра, Йошихиса Комори, Йошио Фукуяма и Джорджу Холмгрену, которые нашли время прочесть книгу в рукописи и сделать свои замечания».

В июле 2002 года президент Джордж Буш-младший вручил Кристолу медаль Свободы — высшую гражданскую награду страны.

18 сентября 2009 года Ирвинг Кристол скончался в возрасте 89 лет. Daily Telegraph написала, что из жизни ушел «возможно, самый значительный общественный интеллектуал второй половины [двадцатого] века».

Сразу после обнародования видео победы Коваленко над Зелимхановым Ютуб взорвался публикациями о беспределе, происходящем на протяжении последних лет. Иго сборщиков дани морально закончилось уже на этом.

Далее всё пошло по колее инцидента с Давидычем: «Президент-Отель» — извинения. Были заверения, что Зелимханов будет наказан и что в третий раз такое не повторится. Как это смогло повториться во второй раз никто не объяснил. В Чечне не могли не знать о делах Зелимханова в Москве. Он сам, вне всякого сомнения, с гордостью рассказывал о них (Зелимханов это делал даже публично). Наконец, что значат извинения в ситуации, когда Зелимханов должен был уже не раз оказаться фигурантом уголовного дела?

Здесь есть главный — системный — вопрос. Представьте, что рязанская организованная преступная группа облагает данью российских ютуберов. А когда дело доходит до публичного скандала и уголовных дел, в подконтрольном рязанцам отеле в Москве приносит извинения в присутствии депутата Госдумы от Рязанской области. И на этом вопрос закрывается. Такое может быть? И было бы это правильно?

Происходящее по этническому или иному признаку выводит людей из правового поля страны. Вместо того, чтобы сейчас раскрутить дело, связавшись со всеми пострадавшими, вопрос решается в «Президент-Отеле». Руководство Чечни может, при желании, жестко наказать своих. Вопрос в том, что проблема «круглого стола» Зелимхана решается на «круглом столе» уровнем выше. А сама проблема «круглого стола» не решается. И очевидно, что это уже не может происходить без согласований с федеральным центром (если таких согласований нет, то это уже совсем нехороший симптом безволия властей).

Как бы ни сложилась судьба Зелимханова, вопрос обеспечения национальной безопасности в информационной сфере остается открытым. Система, допускающая феномен группировки Зелимханова, либо двусмысленно использующая ее, недееспособна. Как и остается вопрос относительно внутренней политики в целом.

Нашли ошибку? Нажмите Ctrl+Enter