Для тех, кто с нами

Экономика пузырей. Или в ожидании краха Америки

в 09:25

Мы живем в окружении пузырей: пузыри на фондовом рынке, пузыри на рынке недвижимости, пузыри банковского кредитования, один сплошной пузырь криптовалют и так далее. И мы ждем лопания этих пузырей, ждем с негодованием и с надеждой, одновременно.

Пузыри время от времени действительно лопаются. Но на их месте незамедлительно вырастают новые — еще больше. Непрекращающаяся череда непонятных пузырей наталкивает нас на справедливую мысль о том, что нас грабят и, что рано или поздно всё это плохо кончится. Вопрос — в каком смысле и для кого плохо? Традиционный патриотический ответ — плохо для США (для доллара), в ожидании краха которых мы живем n- десятилетий.

Уверенность консервативного человека в пагубности и, в конечном итоге, нежизнеспособности пузырей, основана как на отрицании изменения привычного миропорядка (какой без этого консерватизм), так и на оценках экономической эффективности новых проектов. Например, «ну, какая к черту Tesla?», — скажет Вам консерватор в 2015 году, справедливо указав на то, что компания генерит сплошные убытки и делает ставку на такое сомнительное начинание, как электромобили.

Но в 2021 году капитализация Tesla вырастет относительно 2015 года в 15–20 раз, кратно превысит капитализацию всей традиционной автомобильной промышленности (Тойота, БМВ, Форд, Дженерал Моторс и т. д. совокупно стоят намного меньше одной Теслы). При этом Tesla еле-еле вышла в ноль и перспективы показания ею существенной относительно капитализации прибыльности ничтожны. Почему так происходит? Потому что фондовые рынки регулируются ожиданиями будущего. Не только экономического, а будущего вообще — того, как мы (человечество) будем жить.

То есть фондовые рынки регулируются трендами (как и кем они задаются — отдельный вопрос). Если актуален тренд на «зеленое» будущее, частью которого являются электромобили, то все сливки снимают компании, предлагающие купить кусочек будущего сегодня. Не блистательного прошлого (мерседес), а сомнительно будущего (тесла). Потому что блистательное прошлое останется в прошлом, а будущее всё равно наступит и в нем нужно занять свое место.

Живущие трендами фондовые рынки, в свою очередь, регулируют всё остальное: цены на нефть и другие биржевые товары, направление финансовых потоков в те или иные сектора экономики и т. д. Главный центр прибыли в современной экономике — это не денежный поток, генерируемый той или иной компанией, а оценка ее стоимости (капитализация).

Глубоко убыточные компании, имеющие актуально или потенциально высокую капитализацию, с легкостью привлекают финансирование своей текущей операционной деятельности (через облигации, кредиты и т. д.). Основной же доход своим акционерам они приносят после проведения IPO (первичного размещения акций на бирже, определенный пакет которых продается сторонним инвесторам).

Например, Uber провел IPO в 2009 году и был оценен в $75 млрд. С тех пор компания генерит одни только убытки и сегодня стоит около $90 млрд. Таким образом, если бы у Uber был один владелец (в реальности там множество акционеров), то в СМИ бы написали, что его состояние составляет $90 млрд. При этом в реальности таких денег у него на банковском счете нет, у него есть одни только убытки от деятельности его компании и кредиты на покрытие этих убытков. Но продав часть компании он «из воздуха» получит десятки миллиардов. В принципе, когда в СМИ пишут, что такие-то миллиардеры стали настолько-то богаче, имеется в виду, что стоимость принадлежащих им акций настолько-то выросла, а не буквально они получили деньги «в карман».

Так работает современная экономика, большие деньги приносит не текущая экономическая эффективность, а капитализация, которую наращивают, продавая будущее. Что в 2009 году купили инвесторы, поучаствовавшие в IPO Uber? **Они купили будущее.** В финансовом выражении при этом конкретные инвесторы существенно не выиграли, а с учетом инфляции и других факторов даже проиграли. Но будущее ведь наступило. Uber перевернул устройство рынка такси, сначала в США, а затем и в большей части мира, включая Россию.

Наконец, пузыри «утилизируют» огромную денежную массу, для которой нет применения в реальном секторе экономики. Не будь такой «утилизации», мировая экономика давно была бы погребена валом гиперинфляции. Одним из таких «утилизаторов» являются цены на нефть, сыгравшие особенно важную роль в нулевые годы. Не будь такой функции, не было бы того роста российской экономики до 2008 года.

Текущий рост инфляции в мире, являющийся следствием «включения печатного станка» (раздачи ФРС и другими центробанками денег по ставке, близкой к 0%) — отголосок недостаточно эффективной «утилизации» вброшенных в экономику денег, которые реальной сектор не осваивает. Подробнее читайте в об этом в почтовой рассылке «Знать и понимать!» от 16 июля 2021 года.

Когда говорится, что бессчетные триллионы долларов, плавающие по финансовым рынкам, ничем не подкреплены, то это не совсем правда. Да, после того, как доллар стал единственной мировой валютой и был отвязан от золота, он формально перестал быть чем-либо подкреплен. Но де-факто доллар подкреплен всем мировым ВВП постольку, поскольку он является мировой валютой.

Аналогично триллионы на финансовых рынках. Они не пустые, на них в любой момент можно купить то, что производит реальный сектор. Но если покупать слишком активно, то дело может дойти до гиперинфляции. В конечном итоге, платит за всё реальный сектор, ресурсы которого в том или ином виде подчинены финансовым рынкам.

Консерватор ждет лопания пузырей, как своей победы, как подтверждения того, что химера неизвестно чего сгинула и мир остался прежним. Но этот прежний мир существует лишь в сознании консерватора, де-факто живущего в мире, где экономическая классика давно лишь приложение к финансовым рынкам. А надуваемые пузыри — не только сомнительные операции, но и нередко проявления будущего, которое вот-вот придет.

Реалии современной экономики

Вспомните бум доткомов (американских интернет-компаний), который бешено надувался с 1995 по 2001 год и затем громко лопнул. Подавляющее большинство конкретных компаний-героев той эпохи в итоге не выжили, но интернет, как явление, не только выжил, он в огромной степени определяет нашу жизнь сегодня. Аналогично бум сланцевой нефти, который в России упорно называли еще одним махинаторским пузырем. В итоге махинаторский пузырь лопался несколько раз, привел к банкротству ряда компаний и… сделал США потенциальным нетто-экспортером нефти, тем самым перевернув всю мировую геополитику.

Сегодня консерваторы говорят, что «зеленая экономика» — это бред, потому что она экономически неэффективна. Оцените через несколько лет объем триллионов, которые сгенерит этот «бред» и посмотрите, как он изменит (уже меняет) мировую политику.

Коротко:
— точка прибыльности современной экономики — капитализация, а не реальный денежный поток компании;
— капитализация зависит от эффективности продажи будущего в большей степени, чем от текущих финансовых показателей. Иногда финансовых показателей может не быть вообще, как у криптовалют, которые просто признали новыми деньгами;
— схлопывание пузырей является не возвратом в прекрасное прошлое, а коррективой рынков, которые затем вырастят новые;
— реальный сектор подчинен финансовым рынкам, которые определяют куда конкретно потекут основные ресурсы, т. е. как будет развиваться экономика;
— финансовые рынки завязаны на доллар и являются инструментом обеспечения господства США. Китай, в сущности, намерен перезавязать всё на себя. Что будет за таким перезавязыванием — большой вопрос.

Альтернатива всему этому лежит за гранью существующего уклада жизни в мире. И пока совсем не видно воли, которая могла бы его изменить.

Нашли ошибку? Нажмите Ctrl+Enter